1.
- Ты меня любишь?
- Я готов сожрать свои яйца.
- Ты меня любишь?
- Люблю. И если ты перестанешь нести херню, мы успеем сделать то, ради чего собрались.
- Тогда закрой пасть и давай займемся делом!
И мы занялись делом.
Эти парни жили тем, что перевозили тессалиды. Тессалид, если вы не знаете – драгоценный камень, в сравнении с которым бриллиант – полная жопа. С бриллиантами вас пустят в любой пристойный банк, но если вы покажете тамошнему клерку тессалид – он тут же вызовет полицию. Потому что тессалиды не добывают просто так.

Я всегда гордился своей силой. Я казался себе крепким, как скала, и несокрушимым, как вековой дуб. Ничто не могло сломить мое упорство, желание жить и стремление доказать, что я лучше всех. Но сейчас я погибал, я шел ко дну, и совсем скоро морские твари, плывущие следом за мной, но все же в отдалении – благодаря оберегу от акул, который дала мне мать, – совсем скоро они разорвут на части мое прекрасно сложенное молодое тело. Я стану кормом для рыб!

Цирк Манюню очаровал. Всю дорогу до самого дома она вертелась у меня на руках и непрерывно трещала, заново переживая свои впечатления. Собственно говоря, она вела себя, как и положено крошечному ангелу пяти лет от роду. Она и выглядела, как именно такой ангел
- А эта тетя, которая скакала – это акробатка?
- Да, акробатка.
- Мне очень понравилась акробатка! А этот дядя, который бросал все и ловил – это жонглер? С тарелками который – это жонглер?
- Да, жонглер…
- Мне очень понравился жонглер! Я бы хотела… Знаешь, па, я бы хотела…

- Внучек, ты чего сегодня такой смурной? – кашлянул дед, слезая с печки и одновременно цепко ощупывая меня взглядом бывалого энкавэдэшника. Услышал таки, как за мною дверь хлопнула.
- Дед, ты это… лучше смотри, куда ногу ставишь. Ох! – не успел, дед уже летел вверх тормашками, наступив на сковороду с моим ужином.
Ну вот, вечер безвозвратно испорчен. Голодный отрок в компании деда-калеки, что может быть хуже?

Pages