Бродяга по прозвищу Ветер не соврал. Отмахав несколько вёрст по оврагам и перелескам, царевич Еремеля наконец добрался до заветной горы. Воистину, всё было так, как воспевали в песнях заграничные певцы-скоморохи. И берёзка у пещеры, и бурый камень, поросший мхом, и даже три неведомых знака на стене, зовущиеся странно – эротическое уравнение.

Однажды сегун Гон Ибаксы, что сидит на черепах врагов под северным ветром в тени горы Фу, послал своего верного нукера Нима Азила убить злую колдунью Шу.
- Найди ее и убей, мой верный нукер, ибо могущество ее безгранично и только она угрожает моему величию, - сказал сегун.

Это было третье задание, данное мне прекрасной принцессой. И когда я его выполню – принцесса станет моей женой! Самая прекрасная, самая умная, самая добрая из всех женщин на свете, она будет со мной до тех пор, пока смерть не разлучит нас!

Эти мысли придавали мне силы, когда я добывал для нее Лазуритовую чашу в Эраукари, мечта о моей богине поддерживала меня, когда я искал Цветок Безводной Пустыни. А теперь – всего-то – мне нужно было убить каких-то там крестьян, которые посмели взбунтоваться!

- Вы меня теперь совсем не любите, - Рим отложил в сторону ложку и очень серьезно посмотрел на отца. Даже как-то слишком серьезно для обыкновенного восьмилетнего мальчишки, худощавого, белобрысого и, в силу возраста, безалаберного.
- Почему ты так решил? - отец тоже перестал есть. — его удивило даже не само заявление, а тон, которым оно было сделано.
- У вас теперь есть он, - даже не назвав брата по имени, мотнул головой в сторону окна Рим.

Дверь в столовую с грохотом распахнулась.
– Аршан! – Едва не оставив добрую половину платья на дверной ручке, Селина вихрем ворвалась в старинную залу, напоминавшую своими низкими полукруглыми сводами монастырскую трапезную.

Pages