Это было третье задание, данное мне прекрасной принцессой. И когда я его выполню – принцесса станет моей женой! Самая прекрасная, самая умная, самая добрая из всех женщин на свете, она будет со мной до тех пор, пока смерть не разлучит нас!

Эти мысли придавали мне силы, когда я добывал для нее Лазуритовую чашу в Эраукари, мечта о моей богине поддерживала меня, когда я искал Цветок Безводной Пустыни. А теперь – всего-то – мне нужно было убить каких-то там крестьян, которые посмели взбунтоваться!

- Вы меня теперь совсем не любите, - Рим отложил в сторону ложку и очень серьезно посмотрел на отца. Даже как-то слишком серьезно для обыкновенного восьмилетнего мальчишки, худощавого, белобрысого и, в силу возраста, безалаберного.
- Почему ты так решил? - отец тоже перестал есть. — его удивило даже не само заявление, а тон, которым оно было сделано.
- У вас теперь есть он, - даже не назвав брата по имени, мотнул головой в сторону окна Рим.

Дверь в столовую с грохотом распахнулась.
– Аршан! – Едва не оставив добрую половину платья на дверной ручке, Селина вихрем ворвалась в старинную залу, напоминавшую своими низкими полукруглыми сводами монастырскую трапезную.

Звуки внезапно смолкли, словно чья-то рука нажала клавишу “стоп” на магнитофоне. Свет погас, пряча окружающее Эндрю великолепие, и через секунду снова зажегся. Он стоял посредине уже знакомой залы, освещенной на старинный манер масляными светильниками, и непонятными матовыми шарами, испускавшими мягкий зеленый свет. На расставленных крУгом креслах сидели двадцать восемь членов Совета. Они аплодировали. Они размахивали руками. Они кричали что-то восторженное - что именно разобрать среди этого шума было невозможно.

Запустили следующую пятерку. Четыре девушки и Сергей. По извилистому узкому коридору провели в комнатушку, выдали по листку бумаги. Заполните анкету, сказала худая русоволосая женщина с глазами усталого олененка. Все очень просто. Она не вызовет у вас затруднений. Сергей взял листок, огляделся. Слева у стены -- стол, справа -- пианино. Два высоких окна, подоконники такого размера, что можно легко забраться с ногами. На деревянный пол ложится яркий силуэт. На улице, черт возьми, июнь. Голубизна неба, солнце, зелень. Сердце колотится...

Pages