Невероятная история эта произошла во время последних достопамятных беспорядков в нашем Городе, когда учинился такой ущерб городскому хозяйству, и едва не случился, - страшное дело! - переворот. Вы ведь помните, конечно: какие-то голодранцы, не иначе как из этих, национально сознательных, в Чистый четверг прямо на Великокняжеском проспекте учинили покушение на отца отечества. Само собою, не получилось ничего, но взорвать взорвали, даже джип с охраной помяло, а машину отца отечества забрызгало бетонной крошкой и мозгами.

- Сори….

Тонкие, сухие губы Сори замерли на миг в нерешительности, но продолжили прерванное занятие – целовать кожу Эли. Сори дошел уже почти до талии, начав от ямочки у левой ключицы, и явно не собирался останавливаться.

- Сори...

Знаете, что я люблю в отелях? Чувство пульса жизни. Только представьте, вы стоите на балконе своего номера, и перед вами распростёрся ночной город. Мириады огней, на сколько хватает глаз. Фонари гирляндой убегают к горизонту, фары машин сливаются в красно-белую реку, тёмные громады зданий устремились в небо. Целый мир, живущий по своим законам, мир полный хаоса и суеты, со своими страстями, страданиями и надеждами. И весь этот мир лежит у ваших ног. А сколько там окон… Вы когда-нибудь задумывались, сколько окон в целом городе? Да в одном доме их наберётся с сотню, а таких домов тысячи!

Пахта-сала, приют странника.
Отдохновение тела и угомон чувств. Всё включено: ести варят стряпухи искусные, и постелю стелят раздевщицы опрятные, и спят с гостьми юницы усладительные.
А что? Зело и вельми.

Странник ли я? Безусловно. Как и любой мимоидущий по жизни.
Нельзя жить оседло, ибо седло жесткое и от него мозоль на жопе. Прирастаешь душой к вещам и людям. Превращаешься в местоимение.

Никому ничего – вот свобода.
Юницы опять же.

***

…Тишина стояла над туманной разлившейся рекой. Только лёгкий плеск играющей рыбы изредка напоминал Мазаю, что лодка плывёт не в облаках. Взявшись за вёсла, он порадовался плохо смазанной правой уключине, что равномерным негромким скрипом отчасти разогнала чудящих в тумане призраков.
- Занесло нас с тобой… - тихо сказал он собаке, сидящей на корме лодки.
Собака обернулась, тряхнув длинными ушами, и строго посмотрела на Мазая большими выразительными глазами.
- Да это я так… - смешался дед - Надо, так надо. Ты, Каштанка, не подумай чего…

Pages