Тартаров выбирал себе труп — критически погасив сигарету о стену, обошел весь блокпост, еще на раз осматривая тела с полным комплектом конечностей, в федеральных мундирах, среди осколков стекла и бетона. Ну кто рекрутирует в регулярные войска подобных заморышей? Тартаров — огромный, жирком заплывший под черной курткой с отрезанными рукавами, татуированный, с высоким, черной банданой обвязанным лбом и рыжеватыми, собранными в косичку волосами, — меланхолично разглядывал федеральные трупы безнадежно хилой комплекции.

Вид у дежурной феи Службы Безопасности был усталый и крайне измученный; синее форменное платье с нашитыми на груди золотыми звёздочками (соответствующих количеству лет выслуги) было измято, серебряный уставной колпак на голове в грязных пятнах и без положенного шёлкового шлейфа; стрекозиные крылья были обвисшие и тусклые. Словно фея сутки в восстанавливающее зеркало не заглядывала. Впрочем, возможно, так оно и было на самом деле — вся Служба Безопасности уже вторую ночь работала в аварийном режиме "гоблин-альфа".

Невероятная история эта произошла во время последних достопамятных беспорядков в нашем Городе, когда учинился такой ущерб городскому хозяйству, и едва не случился, - страшное дело! - переворот. Вы ведь помните, конечно: какие-то голодранцы, не иначе как из этих, национально сознательных, в Чистый четверг прямо на Великокняжеском проспекте учинили покушение на отца отечества. Само собою, не получилось ничего, но взорвать взорвали, даже джип с охраной помяло, а машину отца отечества забрызгало бетонной крошкой и мозгами.

- Сори….

Тонкие, сухие губы Сори замерли на миг в нерешительности, но продолжили прерванное занятие – целовать кожу Эли. Сори дошел уже почти до талии, начав от ямочки у левой ключицы, и явно не собирался останавливаться.

- Сори...

Знаете, что я люблю в отелях? Чувство пульса жизни. Только представьте, вы стоите на балконе своего номера, и перед вами распростёрся ночной город. Мириады огней, на сколько хватает глаз. Фонари гирляндой убегают к горизонту, фары машин сливаются в красно-белую реку, тёмные громады зданий устремились в небо. Целый мир, живущий по своим законам, мир полный хаоса и суеты, со своими страстями, страданиями и надеждами. И весь этот мир лежит у ваших ног. А сколько там окон… Вы когда-нибудь задумывались, сколько окон в целом городе? Да в одном доме их наберётся с сотню, а таких домов тысячи!

Pages