“Чалый звездолет, всхрапывая и тряся соплами, пятился от Гончих Псов. Он двигался так медленно, что пограничникам даже не пришлось его останавливать для досмотра. К величайшему их удивлению, корабль напоминал капсулу, забитую информацией о загадочной цивилизации – человечестве. Цивилизации довольно примитивной – ученые долго потом разбирались с убогими звездными картами, чтобы найти их звезду.

Чалый звездолет, всхрапывая и тряся соплами, пятился от Гончих Псов. Четырёхтурбинный его гипердвигатель надсадно надсаживал ненадсаженные ещё турбонагнетатели, упорно нагнетающие в реактор самую тяжёлую воду, которую только смогли себе позволить землянин антропоид Шусмит и ригелианин ригелоид Пимша.
-Нет. До Мооргрота мы, пожалуй так не дотянем. – Шусмит постарался вложить в эти слова весь свой пессимизм.
Пимша из своего сосуда булькнул, перебулькнул, и на дисплее лингвоанализатора Шусмита появились слова, показавшиеся человеку пророческими:

Чалый звездолет, всхрапывая и тряся соплами, пятился от Гончих Псов. Зверь метался из стороны в сторону, испуганно излучая в ультразвуковом диапазоне. Сопла от постоянной нагрузки работали все хуже, забивались наспех переваренной активной массой. Тогда звездолет пронзала боль, он содрогался, поджимал поврежденное сопло под себя. А Псы пока не торопились – многодневная погоня измотала зверя. Его загнали: сегодня, как никогда, Гончие Псы оправдывали свое прозвище.

«Чалый звездолет, всхрапывая и тряся соплами, пятился от Гончих Псов.»

Чалый звездолет, всхрапывая и тряся соплами, пятился от Гончих Псов.
Шушарские шушары, шишиги, и всяческая прочая шушера разбушевались не на шутку, и вышушарили у капитана Мухамиэля всю душу.

Pages