- Внучек, ты чего сегодня такой смурной? – кашлянул дед, слезая с печки и одновременно цепко ощупывая меня взглядом бывалого энкавэдэшника. Услышал таки, как за мною дверь хлопнула.
- Дед, ты это… лучше смотри, куда ногу ставишь. Ох! – не успел, дед уже летел вверх тормашками, наступив на сковороду с моим ужином.
Ну вот, вечер безвозвратно испорчен. Голодный отрок в компании деда-калеки, что может быть хуже?

Осень…
Самая обычная московская осень. Резкий ветер в лицо, хмурое небо, лужи на асфальте.
К черту раздолбанный троллейбус, набитый раздраженными, уставшими людьми.
Пешком по бульвару, загребая ногами опавшую листву. Листья взлетают, кружатся в разноцветном хороводе, медленно и плавно опускаются на землю. Запах палых листьев…Тонкий, ни с чем не сравнимый запах осени.

Я помню тот день, который изменил мою жизнь. Помню, будто он был вчера. И мне никогда не забыть всего того, что произошло со мной, что произошло с окружающим меня миром.

– Возлюби ближнего своего. – На скамейку напротив уселся какой-то мужик.
Пидор, сектант или псих? Одно, впрочем, не мешает ни другому, ни третьему. Почему в пустом вагоне почти пустой – ночной – электрички ему понадобилось сесть именно здесь? Я поднял глаза.
– Тебя что ли?
Хрен его знает. Одет прилично. Кажется, трезвый. На “голубого” вроде не похож, хотя, кто на них похож? Это только по телеку они все такие манерные, с размалеванной рожей и непременной горжеткой на шее. Фанатичного блеска в глазах, правда, тоже нет. Выходит, точно…

Pages